Авторизация
 
  • 17:36 – Дивидендная привлекательность акций «МРСК Центра»
  • 21:19 – Политика по обеспечению цифрового перехода: азиатский путь
  • 13:28 – Сгорел на работе
  • 11:00 – Флагманы «Релематики» на МФЭС 2018
  • 11:30 – «Дорожной картой» по укреплению платежной дисциплины по расчетам за тепло

ИРАН: АТОМНЫЕ ПЕРСПКТИВЫ

ИРАН: АТОМНЫЕ ПЕРСПКТИВЫИран начал развивать ядерную программу в середине прошлого века. В то время одним из главных партнеров Тегерана на мировой арене были Соединенные Штаты. В 1957 году Тегеран и Вашингтон подписали соглашение о мирном использовании ядерной энергии.

В соответствии с этим документом США должны были не только предоставить Ирану ядерные установки, но также подготовить специалистов-ядерщиков. Уже через десять лет в Иране был запущен первый реактор. Он находился в Тегеранском ядерном научно-исследовательском центре. В качестве топлива в нем использовался почти оружейный уран - со степенью обогащения 93 процента. Там же появилось оборудование, с помощью которого можно было выделять плутоний. Кроме того, Иран закупал плутоний за рубежом - в тех же США, а уран, в том числе высокообогащенный, - в Дании. Многомиллионные контракты на поставку урана были заключены также с ЮАР и Намибией.

Помимо Соединенных Штатов вклад в развитие ядерной энергетики Ирана вносили ФРГ и Франция. В 70-е годы при их содействии Тегеран планировал построить более 20 ядерных блоков. Для реализации ядерной программы в Иране была создана Организация по атомной энергии. В 74-м году она стала совладельцем акций газодиффузного завода по обогащению урана во Франции, получив таким образом доступ к необходимым технологиям. В том же году было подписано соглашение с Германией о строительстве в районе Бушера атомной электростанции. А через два года подобный договор подписывается с одной из французских фирм - о строительстве атомной электростанции в Ахвазе, на реке Корун. Реализации этих планов помешала революция, которая произошла в 1979-1980 годах. Запад отказался сотрудничать с новой властью, однако появились другие желающие. Например, Китай. Страны подписывают протокол о сотрудничестве в области ядерной энергетики, после чего Пекин оснащает оборудованием ядерный исследовательский центр в Исфахане. Таким образом, Иран тогда получил пусть и незначительный, но собственный источник нейтронов, исследовательский тяжеловодный реактор. Была договоренность и о строительстве двух легководных реакторов, но точных данных о месте их строительства нет.


Россия спешит на помощь

В начале 90-х у Тегерана появляется новый партнер. Иран и Россия подписывают соглашение "Об использовании ядерной энергии в мирных целях". В первую очередь в нем шла речь о строительстве АЭС, а также о проведении совместных исследований, производстве изотопов для медицины и подготовке иранских специалистов в российских вузах. Немного позже Россия получает контракт на завершение строительства АЭС в Бушере и установку там российского реактора. Предполагалось, что в будущем Иран получит еще три реактора. Этот протокол спровоцировал критику со стороны Запада. Особое недоверие вызывали планы создания в Иране реактора малой мощности для обучения собственных специалистов, сооружения установок для опреснения воды и намерение использовать по возможности иранский персонал на всех объектах, в том числе и в Бушере.

Кроме того, в 95-м Россия и Иран договорились о поставках ядерного топлива для бушерского энергоблока. Причем тогда не была прописана процедура возвращения отработанного топлива: в то время существовал запрет о ввозе в страну радиоактивных отходов. Позже в закон были внесены поправки и соответствующее соглашение между двумя странами было подписано. Таким образом, по мнению экспертов, вероятность использования отработанного ядерного топлива в военных целях сводится к нулю. И вообще, специалисты заключают, что российско-иранское сотрудничество ведется исключительно в "некритичной" сфере. Тегеран не получает технологий ни для обогащения урана, ни для регенерации плутония. Помимо этого, разработанный российскими специалистами в 90-е годы проект шахты для добычи урана тогда же был заморожен.

Что касается экспертов МАГАТЭ, то с начала 90-х им не удалось выявить следов незаявленной деятельности Ирана. По некоторым данным, запасы природного урана в стране невелики. Их хватило бы на двадцать лет работы двух реакторов. Проблема в том, что из этого урана можно получать урановый концентрат, который, в свою очередь, используется в качестве одного из компонентов ядерного топлива тяжеловодных реакторов. Тегеран таковым уже обладает, а кроме того, ведет строительство нового мощного реактора. В этой связи США не сомневаются, что он будет использоваться для наработки плутония для ядерного оружия.


Бояться или нет?

С одной стороны, основания для опасений все же есть: Иран обладает самой мощной в регионе (если не считать Израиль) научно-технической базой в ядерной области. В стране функционируют три ядерных центра. Один - при Тегеранском университете. В нем установлен американский исследовательский реактор, на который распространяются гарантии МАГАТЭ, и лазерные установки, привезенные из Америки еще в 1978 году. Их нынешнее состояние неизвестно, но сами поставщики не раз заявляли, что для обогащения урана их использовать нельзя. Второй - Исфаханский ядерный исследовательский центр. Гарантии МАГАТЭ распространяются на все оборудование, которое там находится: китайские тяжеловодный реактор нулевой мощности, миниатюрный источник нейтронов и две подкритические сборки. То же самое можно сказать и про оснащение Ядерного исследовательского центра сельского хозяйства и медицины в Карадже. АЭС в Бушере тоже "подконтрольна" МАГАТЭ.

Следует отметить, что некоторые опасения вызывает миллиамперный калютрон в центре в Карадже. Недалеко от него расположена ГЭС, которая, как полагают США, могла бы обеспечить энергетические затраты для электромагнитного метода разделения урана. Но иранская сторона настаивает на том, что калютрон применяется исключительно для разделения изотопов, используемых в сельском хозяйстве, промышленности и медицине. Международные эксперты это подтверждают и указывают на тот факт, что в помещении отсутствует необходимая вентиляция, поэтому использовать его для получения радиоактивных элементов невозможно. Кроме того, в Карадже осуществляется множество проектов, в которых участвуют западные специалисты. Поэтому скрыть какую-либо незаявленную деятельность по обогащению урана было бы нереально.

Однако три года назад стало известно, что Иран строит уранообогатительное предприятие в Натанзе. Официальная позиция Тегерана: завод необходим для обеспечения ядерным топливом будущих АЭС. Эксперты же уверены, что его вполне можно использовать и для наработки оружейного урана. При этом проектная документация и комплектующие для центрифуг были получены из Пакистана.

Еще одна проблема связана со строительством завода в Араке по производству тяжелой воды, а также с планами создания тяжеловодного реактора, в котором теоретически будет возможно нарабатывать плутоний. Есть косвенные доказательства и наличия в Иране секретных ядерных объектов. К примеру, четыре года назад в Германии были задержаны двое иранцев, пытавшихся вывезти специальные детонаторы, которые можно использовать при создании ядерного взрывного устройства.

В любом случае несомненно то, что Иран стремится получить латентный ядерный статус. Однако для него это достаточно сложно: у страны нет соответствующей технической базы, нет мощностей для регенерации отработанного ядерного топлива и выделения плутония, а также квалифицированных специалистов. Те, кто получал образование за рубежом, после революции предпочли не возвращаться на родину.

Как бы то ни было, все предположения относительно ядерной программы Ирана так и остаются предположениями. Группа экспертов МАГАТЭ - беспрецедентная по числу специалистов - так и не смогла найти доказательств того, что Тегеран нарушает Договор о нераспространении ядерного оружия. По крайней мере, на данный момент.





БАЖАНОВ Евгений Петрович,
проректор Дипломатической академии, директор Института актуальных международных проблем, доктор политических наук, профессор:

- США и шахский Иран были союзниками, Америка помогала Тегерану во всех областях начиная от разведки и заканчивая развитием ядерных технологий. Однако речь не шла об использовании этих технологий в военных целях. И СССР, и США тогда строго соблюдали режим нераспространения, несмотря на холодную войну. Но произошла антишахская революция, Иран превратился в противника Вашингтона - идеологического, политического и стратегического. Противника, который бросает вызов США и их союзникам в регионе: Израилю, Саудовской Аравии и т. д. Теперь Соединенные Штаты относятся с огромным подозрением к Ирану. Американцев настораживает все, что бы ни делал Иран. Любая политическая активность Тегерана, разработка или закупка иранцами любого оружия за границей (даже если это автоматы Калашникова!) вызывает у них отрицательную реакцию. Тем более злит Вашингтон ядерная программа Ирана. Американцев не устраивает даже мирный ядерный потенциал в этой стране, ведь впоследствии он может быть превращен в военный. Но в США считают, что иранцы уже сейчас нацелены на производство ядерного оружия. Поэтому американцы будут делать все, чтобы остановить Иран. Настаивать на введении против Тегерана санкций, на полной его изоляции со стороны мирового сообщества. Одновременно США будут пробовать организовать в Иране какую-нибудь "цветную" революцию. Американцы используют этот метод ликвидации недружественных режимов повсеместно, а в Иране, как им кажется, он особенно уместен. Ведь шахский Иран был на сто процентов проамериканским, иранская элита училась на Западе; в Европе и США существуют большие персидские общины. В их среде много богатых и влиятельных людей, настроенных против нынешнего режима на родине.

В американских правящих кругах имеются и такие деятели, у которых чешутся руки развязать вооруженную агрессию против Ирана. Решится ли Белый дом на такую авантюру? Будем надеяться, что нет. Вашингтон должен учитывать негативные уроки силовой политики в Ираке, оппозицию со стороны России, Китая, большинства европейских и мусульманских стран. Американцы должны также иметь в виду, что их давление лишь подогревает ядерные амбиции Тегерана. Ведь иранцы могут прийти, если уже не пришли, к выводу: единственный способ удержать агрессию со стороны США - обзавестись ядерной бомбой.
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Свежий номер
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru