Авторизация
 
  • 19:20 – «Юнипро» участвует в отборе проектов модернизации на 2025 год
  • 18:52 – «ФСК ЕЭС» завершило проект замены коммутационного оборудования на подстанции 750 кВ «Металлургическая»
  • 12:43 – «Единое окно» Т Плюс для обслуживания застройщиков
  • 13:57 – Сбербанк предоставит $400 млн для проекта АЭС «Аккую» в Турции
  • 15:00 – «Россети Московский регион» с опережением графика ремонтной программы готовятся к ОЗП

Мал золотник, да дорог. Возобновляемая энергетика в России



В подготовленном аналитиками агентства Moody’s отчете о развитии сектора электрогенерации на основе возобновляемых источников энергии в России перечисляются три классические беды отечественной «зеленой» энергетики: огромные запасы дешевых углеводородов, высокая стоимость капитала и дороговизна локализованного оборудования. Другими словами, ничего нового.

Проблемы те же, а караван идет, и розничный рынок возобновляемой энергетики в России активно развивается. К уже реализованным ранее проектам в изолированных энергорайонах Дальнего Востока добавляются новые, в других регионах страны. Формируется система поддержки проектов энергообеспечения потребителей на основе ВИЭ как на региональном уровне, так и в части развития микрогенерации. Очевиден потенциал дальнейшего развития проектов ВИЭ на розничных рынках, в том числе на удаленных и изолированных территориях.
ENERGYPOLIS организовал виртуальный круглый стол, предложив его участникам обсудить ход развития «зеленой» энергетики в России в проекции на ближайшую перспективу сектора.
— В отличие от всего мира в нашей стране до сих пор невозможно отдавать излишки электроэнергии в сеть и таким образом использовать ее как внешний аккумулятор в течение дня, — говорит генеральный директор Neosun Energy (Гонконг) Илья Лихов. — В результате частник вынужден приобретать свой внутренний аккумулятор, который стоит больших денег. Это в конечном счете приводит к удорожанию стоимости электростанции в 2-3 раза и, как следствие, влияет на ее привлекательность для частного потребителя.
По мнению Екатерины Григорьевой, директора направления «Оценка и финансовый консалтинг» группы компаний SRG, развитие «зеленой» розницы портит излишняя зарегулированность правил подключения к сетям и высокая стоимость подключения:
— Если для коммерческих проектов существуют возможности выполнить эти правила, то на частном уровне это практически нереально. Необходимо либерализовать процедуры передачи энергии в общие сети от малых производителей.
Олег Шевцов, генеральный директор ООО «Трансэнерком», считает, что в настоящее время проекты, связанные с применением ВИЭ, реализуемые на розничных рынках России, развиваются медленно и в первую очередь внедряются те из них, которые финансируются из средств федерального или регионального бюджетов:
— Среди основных проблем, препятствующих внедрению новых технологий в области альтернативной энергетики, следует отметить отсутствие формального механизма отбора проектов и механизма заключения долгосрочных договоров по их осуществлению. Условия поддержки развития инвестиционных проектов, внедряемых на розничных рынках, существенно отличаются от проектов, которые используются на оптовых рынках. Например, инвесторам, финансирующим разработки ВИЭ на розничном рынке, приходится производить расчет исходя из фактических затрат.
Для решения этих проблем, что, по его мнению, необходимо делать последовательно, Олег Шевцов предлагает установить механизм отбора проектов в области ВИЭ по критерию минимизации удельной стоимости производства электрической энергии. А вторым шагом должен стать отбор инвесторов по критерию минимизации стоимости строительства на заранее определенные проекты.

Россию, с одной стороны, сложно назвать пионером и технологическим лидером развития ВИЭ, а с другой — в стране активно идет процесс локализации производства мировых производителей оборудования этого сектора. Как известно, что хорошо русскому, то для всех остальных – смерть. Что нам подскажет опыт мировой?
— В качестве ключевой тенденции на рынке энергетики я бы выделил общемировой тренд на создание локальных изолированных сетей электроснабжения, микрогридов для отдельных городов, поселков, зданий, предприятий и частных домов, — отвечает на вопрос Илья Лихов. — Проще говоря, мир движется к тому, что каждое жилое здание или район с помощью солнечных панелей и накопителей энергии самостоятельно производят электричество и им же себя обеспечивают, становясь энергопассивными и сводя к минимуму нагрузку на внешнюю сеть. Роль сетей сводится только к перераспределению излишков генерации между объектами. Это же относится к бизнесу. Все больше производителей и владельцев коммерческой недвижимости выбирают локальную генерацию на базе солнца, чтобы получить независимость от централизованных сетей или обеспечить энергией предприятия, находящиеся на удалении от инфраструктуры, без строительства дорогостоящих ЛЭП или завоза топлива.


«Важно установить механизм отбора проектов в области ВИЭ по критерию минимизации удельной стоимости производства электрической энергии и стоимости строительства на заранее определенные проекты».

Олег Шевцов, генеральный директор ООО «Трансэнерком»


Россия — огромная страна, регионы которой находятся не только в разных часовых поясах, что к обсуждаемой повестке не имеет отношения, но и в различных природных и климатических условиях. Что хорошо в Крыму, вряд ли подойдет на Чукотке или на Русском Севере.
— В зависимости от доступности источников энергии в разных регионах перспективны различные технологические решения, — говорит Екатерина Григорьева. — Так, на севере Мурманской и Архангельской областей, на Дальнем Востоке эффективны ветропарки. В Крыму еще в 50-х годах прошлого века начались эксперименты, а в 1985 году была запущена гелиостанция на перегретом паре мощностью 5 МВт, проработавшая до 1990 года.
Сейчас в качестве теплоносителя на аналогичных станциях, работающих в мире, применяется солевой расплав, что позволяет эффективнее аккумулировать энергию солнца и выдавать электрическую энергию круглосуточно. Такая технология может применяться в Крыму, на Кавказе, в Астраханской области, в Забайкалье и на Дальнем Востоке.
В районах с развитой инфраструктурой лесопользования и большими объемами переработки древесины важно обратить внимание на утилизацию древесных отходов с получением электроэнергии и тепла. Такие технологии уже работают в Архангельской и Иркутской областях.
— Около 20 млн человек в России живут на дизель-генераторах без возможности подключения к центральным сетям энергоснабжения. Солнце — доступный в любом месте источник энергии, и его использование в локальной генерации позволяет снизить зависимость от завоза дорогостоящего дизельного топлива в удаленные регионы, — считает Илья Лихов.
Об использовании технологий солнечной энергетики в России свое мнение высказал и Олег Шевцов, подчеркнув, что гелиоэнергетика является одним из самых перспективных направлений, используемых в качестве ВИЭ во всем мире:
— Один квадратный метр солнечной батареи позволяет экономить до 150 кг условного топлива в год. Если сегодня установить квадратный километр солнечного коллектора в Москве, то условная стоимость сгенерированной электроэнергии за год составит 560 млн рублей. В настоящее время подобные системы успешно функционируют в Дагестане, Ростовской области, Ставропольском и Краснодарском краях. Также пригодными местами для строительства гелиостанций являются Приморье и Восточная Сибирь.
Кроме солнечных панелей, Олег Шевцов назвал в качестве перспективного развития применения энергоресурсов в России биомассу, торф, продукты жизнедеятельности животных, человека или бытовые отходы:
— Подобная методика в данный момент не применяется в России в промышленных масштабах. Хотя нельзя не отметить, что доля сельскохозяйственного сектора в экономике страны сравнительно велика, что могло бы побудить инвесторов к разработке и внедрению энергетических установок, работающих на основе биомасс. В таких регионах, как Черноземье, Краснодарский край, центральная часть России, юг Сибири, переработка органических остатков будет происходить наиболее эффективно для энергетики.


«Создание генерирующих объектов на основе ВИЭ приходится в основном финансировать за счет введения дополнительной платы за мощность для всех потребителей оптового рынка электрической энергии и мощности».

Екатерина Григорьева, директор направления «Оценка и финансовый консалтинг», SRG


Если представить себе развитие ВИЭ как большую задачу или программу, то, наверное, об осуществленных в стране в этом секторе проектах в связи с их масштабами можно сказать как о практике малых дел. Каков эффект от их внедрения?
— Если говорить о том секторе, в котором работает наша компания Neosun Energy, то в России солнечная энергетика развивается крайне медленно и по большей части благодаря энтузиастам и небольшим частным предприятиям, для которых солнечная электростанция часто единственный способ получить энергоснабжение, — замечает Илья Лихов. — Вопрос экономики для них стоит далеко не на первом месте. Для этих заказчиков более важны безопасность, независимость и надежность энергоснабжения.
Из последних примеров можно привести реализованный компанией проект солнечной электростанции мощностью 40 кВт для лыжной базы на Семинском перевале (Республика Алтай) и реализуемый в настоящий момент проект на 200 кВт в интересах объекта сельхозназначения в Краснодарском крае.
Говоря об успешно функционирующих в настоящее время проектах, действующих на основе ВИЭ, Олег Шевцов приводит в пример ветродизельную электростанцию, запущенную в эксплуатацию в Ненецком АО в 2016 году:
— Сооружение состоит из четырех ветрогенераторов, каждый из которых обладает мощностью в 50 кВт. Эффект от использования данной установки составляет приблизительно 45 млн рублей в год. Другим успешным, на мой взгляд, проектом, реализованным в регионе, является Бурибаевская солнечная электростанция (СЭС). Первая СЭС была введена в 2015 году. Данная разработка входит в список семи солнечных электростанций общей мощностью 59 МВт. В пасмурную погоду она вырабатывает 25% энергии от установленной мощности, в зимний период — до 70%.

Отвечая на вопрос, какие инструменты применимы для финансирования проектов в секторе, Екатерина Григорьева выражает сожаление по поводу того, что создание генерирующих объектов на основе ВИЭ приходится в основном финансировать за счет введения дополнительной платы за мощность (ДПМ ВИЭ) для всех потребителей оптового рынка электрической энергии и мощности. По ее мнению, существенно тормозят развитие новых проектов отсутствие определенной, стимулирующей политики в «зеленой» энергетике (в том числе за счет дотаций от государства), стагнация экономики, избыток существующих генерирующих мощностей, а также отсутствие полного технологического цикла производства оборудования, применяемого при выработке энергии с ВИЭ. По ее мнению, решение этих проблем откроет дополнительные возможности для финансирования отечественных проектов ВИЭ.
Илья Лихов высказывается лаконичнее, говоря, что в России сегодня нет доступных способов финансирования подобных проектов, кроме частных инвестиций или стандартных банковских кредитов.


«Мир движется к тому, что каждое жилое здание или район с помощью солнечных панелей и накопителей энергии самостоятельно производят электричество и им же себя обеспечивают, становясь энергопассивными и сводя к минимуму нагрузку на внешнюю сеть».

Илья Лихов, генеральный директор Neosun Energy


Дискуссия о мерах поддержки развития ВИЭ в России после 2024 года поправлена временным горизонтом продления программы ДПМ ВИЭ до 2035 года. Напомним, что к 2024 году в России планируют построить 5,5 ГВт мощностей солнечных и ветряных станций и малых ГЭС и еще 445 МВт мусорных электростанций. Однако по итогам этой программы доля возобновляемой энергетики в стране достигнет 1% против целевых 4,5%, подсчитали аналитики Moody’s. И строительство «зеленых» станций, которые гарантируют генерирующим компаниям 12% прибыли, оплачивают промышленные потребители по договорам предоставления мощности (ДПМ). Из-за высокой стоимости строительства таких станций цены на «зеленую» электроэнергию для российских потребителей оказываются в 2-3 раза выше, чем в среднем по миру. По подсчетам Moody’s, к 2022 году платежи за возобновляемые источники энергии составят 12% от всех мощностей в европейской части России и на Урале и 6% — в Сибири.
Промышленные потребители, честно говоря, выступают против продолжения этого банкета, и правительство, как считают в Moody’s, вряд ли продлит действие программы. Но даже с учетом ее завершения ситуация может измениться. В середине мая президент России Владимир Путин подписал новую доктрину энергетической безопасности РФ до 2030 года, которая предусматривает сокращение выбросов углекислого (CO2) и парниковых газов с 2025 года. Также аналитики считают, что на положение «зеленой» энергетики повлияет рост стоимости традиционной генерации и последующее сокращение ее мощности. Развитию ВИЭ-генерации может помочь и запланированное правительством прекращение перекрестного субсидирования к 2025 году и последующий рост цен на электроэнергию для населения. В сочетании с удешевлением «зеленой» генерации это будет стимулировать переход на микроэлектростанции в жилом секторе. Другими словами, ВИЭ-генерация в России есть и вопрос развития сектора — один из наиболее полемичных в актуальной повестке игроков рынка.
рейтинг: 
  • 0
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Свежий номер
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru